Организация технического обеспечения заключается






- в проведении комплекса мероприятий по подготовке, размещению и использованию соединений и частей технического обеспечения в соответствии с принятым решением на операцию (боевые действия);

- организации взаимодействия по всем видам технического обеспечения;

- подготовке и осуществлению защиты и обороны сил и средств ТО;

- развертывании системы управления техническим обеспечением;

- использовании местной промышленной базы в интересах технического обеспечения

Планирование и организация технического обеспечения войск группировки в ходе вооруженного конфликта должны предусматривать обеспечение выполнения следующих основных задач войск:

- боевых действий по уничтожению группировок противника;

- боевых действий по охране коммуникаций, военных и гражданских объектов;

- обеспечение тыловых колонн по подвозу материальных средств;

- обеспечение выполнения других задач.

Техническое обеспечение планируется, организуется и осуществляется в тесном взаимодействии с оперативным и тыловым обеспечением на основе централизованного взаимосогласованного решения следующих вопросов:

- организации подачи вооружения, военной техники, ракет, боевых частей к ним, боеприпасов, военно-технического имущества;

-          восстановления вооружения и военной техники;

-          размещения и перемещения соединений и частей технического обеспечения и тыла;

-          использования путей сообщения, транспортных средств, аэродромов и выполнения всех видов воинских перевозок;

-          защиты, охраны, обороны, организации управления и связи;

-          использования местной промышленной базы в назначенных тыловых полосах.

Основными принципами организации технического обеспечения являются:

-          обеспечение войск вооружением, военной техникой, ракетами и боевыми частями к ним, боеприпасами, средствами измерений, военно-техническим имуществом по схеме «фронт-армия (корпус)-соединение-часть (подразделение)»;

-          комплектная подача ракет и боевых частей к ним;

-          сосредоточение основных усилий на обеспечении войск, выполняющих главные задачи на важнейших направлениях;

-          первоочередное восстановление вооружения и военной техники, требующих наименьшего объема работ;

-          гибкий маневр силами и средствами технического обеспечения, своевременное наращивание их усилий.

Техническое обеспечение организуется и осуществляется на основе решения командующего (командира), поставленных задач и распоряжения по техническому обеспечению вышестоящего штаба. В основе указаний определяются:

- задачи; сосредоточение основных усилий технического обеспечения при подготовке к операции; — размеры и сроки создания запасов ракет и боевых частей к ним, боеприпасов в войсках, их распределение по задачам, объединениям (соединениям, частям и подразделениям) и нормы расхода; готовность системы технического обеспечения.

Руководство техническим обеспечением командующие (командиры) всех, степеней осуществляют через штабы, своих заместителей по вооружению, начальников родов войск, специальных войск, служб и заместителей командующего (командира) по тылу — начальника тыла.

В ходе вооруженного конфликта организуется взаимодействие с силами и средствами технического обеспечения  других министерств и ведомств, действующих в зоне ответственности.





Сущность, роль и задачи технического обеспечения.





Одним из важнейших факторов, определяющих успех в бою и операции, является уровень организации и эффективности функционирования системы технического обеспечения, т.к. боеспособность войск находится в прямой зависимости от наличия в строю боеспособных вооружения и техники, обеспеченности войск ракетами, боеприпасами и ВТИ.

Техническое обеспечение войск в ходе вооруженного конфликта, как правило, организуется и осуществляется в соответствии с действующим Наставлением по техническому обеспечению боевых действий СВ», с учетом особенностей характерных для вооруженных конфликтов и локальных войн.

Главной целью технического обеспечения ставится поддержание на требуемом уровне боевой готовности и боеспособности войск по наличию в строю готовых к боевому применению (использованию) вооружения и военной техники,  обеспечению ракетами и боеприпасами в обычном снаряжении.

Главная цель достигается решением следующих основных задач:

- ввод в строй вооружения и военной техники, поступающих на обеспечение войск;

- организация их эксплуатации и хранения, проведение технического обслуживания;

- техническая разведка, эвакуация  и ремонт поврежденных (неисправных) вооружения и военной техники и возвращение их в строй;

- обеспечение войск ракетами и боевыми частями к ним, боеприпасами всех видов, войсковыми средствами измерений и контроля, военно-техническим имуществом; создание и эшелонирование их оперативных и войсковых запасов, рассредоточение, хранение, проведение технического обслуживания и регламентных работ, подготовка к транспортированию и боевому использо­ванию; перевод ракет, боевых частей в установленные степени готовности;

- выполнение работ по ликвидации последствий аварий с ракетами и боевыми частями;

- восполнение расхода и потерь ракет, боевых частей,  боеприпасов, военно-технического имущества;

- управление соединениями и частями техни­ческого обеспечения.

Порядок взаимодействия в бою.





В ходе конфликтов малой интенсивности (именно к таким относится война в Чечне, в которой участвовало около 1/30 от общего числа воинских формирований России) подразделениям регулярной армии зачастую приходится воевать с незаконными вооруженными формированиями (НВФ), которые предпочитают вести действия по партизанском  типу, навязывая бои  на закрытой местности (в горах лесах, джунглях, населенных пунктах), где противоборствующие стороны, как правило, разделяют лишь несколько десятков метров. Тактику  связывания противника ближним боем вьетнамцы называли термином «захват за пояс», американцы именовали «связыванием рук». Наиболее перспективными в этой ситуации представляются действия небольших. 3—1 человека, разведывательных групп, оснащенных компактными и надежными средствами топопривязки и связи, имеющих в своем составе артиллерийского корректировщика или авианаводчика, действующих во взаимодействии с подразделениями артиллерии или авиации. Их задача — обнаружить противника и, избегая огневого соприкосновения с ним, обеспечить максимально эффективное поражение огнем артиллерии и авиации.

В таких  условиях бронетехника становится  неэффективной,  а огонь артиллерии и авиации представляет угрозу для своих войск. В результате  вести бой подразделению  приходится своими силами,  используя только  штатное носимое вооружение. По своему характеру ближний огневой бой на  закрытой местности представляет серию локальных схваток, успех в которых  определяется   навыками   и   умениями   каждого  бойца,   а   у   командиров отделений и взводов нет возможности командовать своими подчиненными., поскольку их слышат только 2—3 находящихся рядом солдата.

Существуют некоторые хитрости, помогающие выживать в ближнем бою.

Чтобы успешно оценить обстановку в таком  виде боя,  командирам следует научиться на слух, по плотности огня противника определять его численность, вооружение, расположение на местности, и где он со­средотачивает основные усилия. К сожалению, оценке противника на слух по силе огня и организации управления и взаимодействия в бою с НВФ не учат ни в одном военном училище. Да и в боевой обстановке этим сразу не овладеть. А главное для командира — научить воевать своих подчиненных и при этом оставаться живыми.

Каждый стрелок должен уметь самостоятельно выбирать себе цели и поражать их (гранатометчик — технику, укрепления, скопления живой силы;  пулеметчик — огневые средства и скопления живой силы; снайпер — командиров, водителей, связистов и т.д.). Но,  кроме этого, каждый командир должен давать целеуказания своим подчиненным на поражение важных целей. Для этого командиры отделений, взводов и рот должны иметь 1—2 магазина, полностью снаряженных трассирующими патронами. Для целеуказания достаточно подсоединить этот магазин и выстрелить 2—3 раза одиночными выстрелами в сторону нужной цели. Остальные стрелки, заметив трассу от первой или по 2-му и 3-му выстрелам уточняют расположение цели и сосредотачивают на ней огонь. Такой метод применялся в Чечне в 1995-1996г. и в 2000 году при «зачистке» населённых пунктов. Зачистка — выявление и арест прятавшихся боевиков.

В бою следует действовать боевыми двойками, еще лучше и надежнее — тройками,    прикрывая   друг   друга.    По    возможности    больше    нужно использовать ручные  и  подствольные  гранаты.   Огонь   всех  имеющихся огневых средств следует концентрировать на любом очаге сопротивления.

Если перед вами трое убегающих в полный рост противника и лишь один залегший   за   укрытием   и   стреляющий,   то   в   первую   очередь   нужно уничтожить, того, кто стреляет, не соблазняясь более легкой и крупной целью.

Чтобы укрыться  от упавшей рядом  ручной  гранаты,  нужно  упасть ничком.  головой в сторону   гранаты,  голову (если  нет каски) прикрыть ладонями,  рот открыть (чтобы барабанные перепонки не повредились от взрывной волны).  Первый, увидевший гранату,  подает сигнал:  «Граната справа (слева, спереди, сзади)».

При внезапном нападении противника следует упасть за ближайшее укрытие, одновременно изготавливаясь к бою. Опыт показывает, что бойцы этого не выполняют. Одни начинают стрелять, оставаясь на месте и являясь для врага хорошей мишенью. Другие — падают за укрытие, забывая снять с плеча автомат, а потом начинают возиться, пытаясь достать оказавшееся в неудобном положении оружие, и не имея возможности вести огонь. Есть такие, кто впадает в состояние тремора (испуг, сильная дрожь,  отсутствие  реакции на обстановку и команды).

Поэтому солдат следует учить таким образом, чтобы, попав под массированный огонь, они не терялись. Приведу пример, показывающий, как правильные действия разведчика спасли ему жизнь в ситуации, практически безнадежной.

Разведгруппа специального назначения под командованием капитана Геннадия О. ночью выдвигалась к району, в котором планировалось сделать засаду на караван афганских моджахедов. Впереди на небольшом удалении шел разведдозор (2 человека), за ним на некотором расстоянии группа с командиром во главе. Двигаясь по маршруту, группа вышла на вершину небольшой горы. Разведдозор осмотрел вершину и спустился на другую сторону горы. Следуя за дозором, на вершину поднялся командир группы Геннадий. И именно в этот момент по другому  склону слева от группы к вершине этой же горы вышла группа моджахедов. Идущие впереди нее дозорные, поднимаясь к вершине, на фоне неба увидели фигуру «шурави»,  упали и открыли огонь.

Расстояние между партизанами и Геннадием было около 10 метров. Геннадий услышал шум и щелчки предохранителей (у врагов были 7.62 мм АК). И за долю секунды до выстрелов он успел сбросить рюкзак, кинуть его впереди себя, укрыться за ним и изготовить автомат. Огонь моджахеды открыли первыми. Пули от 2-х АК дырявили рюкзак, корежили автомат и нагрудник с магазинами и влетали в грудь Геннадия. Но даже такая незначительная преграда снизила убойность пуль, и рана оказалась не смер­тельной. Подоспевшие разведчики уничтожили стрелявших дозорных. И пока основная группа партизан подходила к месту боя. разведчики ушли вниз по склону, оторвавшись от противника. При этом, раненый Геннадий (впоследствии у него из груди извлекли комок из 4-х деформированных пуль) около километра бежал сам  не перевязанный, зажимая рану ладонью.

Так хорошая реакция и правильные действия помогли офицеру выжить под огнем из двух автоматов в упор.

Не стоит забывать и о приданной и поддерживающей артиллерии. Хорошо подготовленный артиллерийский корректировщик – это  можно сказать, находящееся в распоряжении общевойскового командира дополнительное огневое средство, намного мощнее всех имеющихся.

В апреле 1987 г. командир 201-й МСД полковник Шеховцов при штурме укрепрайона в южном Баглане усилил штурмующие батальоны двумя батареями 152-мм самоходных артиллерийских установок «Акация», выведя их на огонь прямой наводкой. Разрывы осколочно-фугасных снарядов проламывали в стенах такие бреши, в которые без труда проходили танки и БМП. давили любое огневое сопротивление противника и обеспечили успешное выполнение задачи. Но в том бою расстояние между оборонительными рубежами моджахедов составляло 700—900 м и позволяло не подвергать самоходки истребительному огню гранатометчиков.

Снайпер.

 

Ошибка наших военных теоретиков заключается в том, что снайпер, как воинская специальность, рассматривается в комплексе всей огневой подготовки мотострелковых подразделений. Обычно командир взвода сует в руки новобранцу первое попавшее ему в руки оружие, записывает номер в его военный билет, и с этого дня бедолага, получивший снайперскую винтовку, называется снайпером.

В большинстве же армий мира снайперов готовят в специальных учебных центрах от трех до шести месяцев. Отбор производится на конкурсной основе, из 20—30 кандидатов остается один, но самый лучший.

По  существу,   наши  подразделения  снайперов   не  получают.   Опыт последних локальных войн с участием Советской, а затем Российской Армии свидетельствует о том, что все попытки возродить снайперское движение без достаточно   серьезного   профессионального   отношения   к    подбору    и подготовке специалистов обречены на провал.

Снайперу лучше всего находиться рядом с командиром группы. Он не столько   уничтожитель   важных   целей,   но   и   наблюдатель,   и   охранник командира. В случаях внезапного нападения на противника (налет, засада, поиск и т.д.), снайпер должен выявлять и уничтожать тех бойцов противника, которые быстрее других опомнились и пытаются вести ответный огонь организовать сопротивление.

Хитростей и уловок в снайперском деле столько, что любой хороший снайпер в состоянии написать целый учебник. Но этот учебник может не подойти  другим  снайперам.   Например,   снайперы  антитеррористических подразделений ФСБ и МВД работают на относительно коротких дальностях 100 — 200 метров  в  городских  условиях;  снайперы  общевойсковых  под­разделений учатся вести огонь в условиях общевойскового боя на дальностях 400—600 метров на равнинной местности; снайперы армейских и флотских частей спецназначения работают и на большей дальности в условиях районов  своего действия (горы, побережье, лес, равнина и т.д.). Поэтому трудно дать  общие рекомендации для снайперов. Приведу лишь две справедливость которых доказана практикой.

При ведении огня через водную преграду надо брать больший угол возвышения (целиться выше), так как холодный воздух от воды и влажность снижают траекторию пули.

В горах более прозрачный воздух, поэтому (особенно при ведении огня через ущелье) возникает ошибка в определении расстояния до цели (цель ка­жется ближе). При наблюдении вверх и вниз по склону расстояния кажутся короче, что тоже ведет к ошибкам в прицеливании.

Боевые действия в населенных пунктах в ходе чеченской войны показали необходимость иметь большее количество снайперов, чем предусмотрено штатом войсковых и специальных подразделений. Зачастую только снайперы могли своевременно выявить и поразить огневые точки боевиков и вести противоснайперскую борьбу на густо застроенной местности. А эффективность огня снайпера доказывается тем, что в январе 2000 года во время зачистки г. Грозный, один снайпер сдерживал наступление целой роты СОБРа. В сентябре 1985 г. в районе Доханаи-Гори. западнее Пули-Хумри. всего два моджахеда. удачно выбрав огневую позицию, полдня удерживали два батальона 149-го полка, пока наши бойцы на руках не втащили на гору БМП-2 и огнем ее автоматической пушки не размазали стрелков по камням.

В ходе боев за г. Грозный чеченскими снайперами была выработана специфическая тактика. Сначала они стремились попасть в ноги выбранной цели. Когда к раненому добирались другие солдаты, чтобы эвакуировать его с поля боя, то и им также стремились попасть в ноги. Таким образом «отстреливали» трех-четырех человек, а потом добивали всю группу. Если в прежних войнах соотношение убитых и раненых колебалось от 1:3 до 1:4. то применение новейшего российского оружия чеченскими снайперами резко сдвинуло это соотношение в сторону убитых. Так, более 26 % ранений военнослужащих федеральных войск в боевых действиях в Чечне составляли пулевые ранения. Большинство смертных случаев в госпиталях — это результат проникающих ранений черепа (от снайперского огня) и грудной клетки от осколков. В 8-м армейском корпусе по состоянию на начало января 1995 г. в звене взвод-рота практически все офицеры были выбиты снайперским огнем. В частности, в 81-м мотострелковом полку после боев в начале января остались в строю всего один офицер и 10 солдат. Поскольку большая часть личного состава российской армии, принимавшая участие в боевых действиях, была экипирована в бронежилеты, эти показатели хорошо характеризуют эффективность не только снайперских винтовок СВД, но и комплексов «Винторез» и «Вал».

Отсутствие достаточного количества снайперов заставляло ставить оптические прицелы на автоматы, имеющие крепления (приливы) для ночных приборов. Гранатометный оптический прицел ПГО-7 (прицел гранатомётный оптический), поставленный на АК-74. позволяет вести снайперский огонь на дальности до 300—400 метров; используя оптический прицел от СВД (снайперская винтовка Драгунова) ПСО — 1 (прицел снайперский оптический), можно точно стрелять из АК на дистанции до 500—600 метров. Неожиданно популярной оказалась винтовка снайперская специальная ВСС («Винторез»), состоящая на вооружении разведывательных частей МО и спецподразделений ФСБ и МВД. ВСС оказалась отличным оружием для ведения боев в городе. Компактная, легкая, бесшумная, оснащенная дневным и ночным прицелами, она позволяет днем и ночью вести очень точный огонь на дальности до 300 метров (хотя в руководстве по ВСС указана прицельная дальность 400 м.)

Снайпера, вооруженного этим оружием, враг не видит и не слышит. Это оружие применялось для скрытного прочесывания местности и строений. Разведчики, не обнаруживая себя, вели огонь из ВСС по подозрительным местам, выясняя, не укрылся ли там противник. Кроме того, ВСС использовалась для бесшумного разминирования. Обнаружив мину, развед­чики расстреливали ее из ВСС с безопасного расстояния. Как правило, мины и самодельные фугасы разрушались без детонации (взрыва).

ВСС   и   созданный   на   ее   базе  автомат   специальный АС   («Вал») оснащаются лазерными целеуказателями. Луч от целеуказателей в ночное время виден не только в ночные приборы, но и невооруженным глазом. Особенно, если в воздухе есть пыль или туман. Был случай, когда наша разведгруппа, действуя ночью, наткнулась на чеченского снайпера. Три наших разведчика, вооруженные «Винторезами», завязали с ним дуэль. Поскольку лучи от целеуказателей были хорошо заметны, чеченец вовремя определял, что его берут на мушку, и менял позицию. Снял снайпера ко­мандир группы, используя обычный АК с ночным прицелом.

Снайперскую    винтовку    СВД    можно    успешно    использовать    для преодоления высоких заборов и для подъема по стене любого строения (каменного, кирпичного, бетонного). Для этого нужно стрелять в стену пулями со стальным сердечником (наконечник пули окрашен в серебристый цвет) или бронебойно-зажигательными (черный наконечник с красным пояском) так, чтобы пробоины располагались «елочкой». Затем по стене можно подниматься, вставляя в пробоины специально подготовленные колышки-упоры. Для таких упоров хорошо подходят металлические ко­лышки из комплекта «МКС» (МКС — маскировочный комплект сетчатый, для маскировки техники и сооружений). Серьезных конструктивных изменений требуют почти все ночные прицельные приспособления, существующие у нас на стрелковом оружии. Если днем они позволяют осу­ществлять успешное наведение оружия в цель, то в сумерках и ночью эффективность огня сокращается до нуля. Многочисленные пожары и применение осветительных бомб. мин. снарядов, ракет выводят из строя прицелы ночного видения, исключают их эффективное применение.


Страница 10 из 93« Первая...89101112...203040...Последняя »