Вопросы национальности





Сегодня встречаются подразделения, где воины нерусской национальности стали составлять значительную часть личного состава, что существенно повысило влияние на внутриколлективную жизнь взаимоотношений воинов в коллективах, их национально-психологических черт.

         Вот лишь несколько примеров проявления этой особенности. Для воинов, представляющих коренные национальности юго-восточных районов России, особенно свойственно уважительное отношение к старшим. Эта черта, с одной стороны, создает хорошую психологическую предпосылку для сравнительно безболезненной их адаптации к условиям уставной требовательности, подчинения воле командира (начальника). Однако, с другой — таит в себе опасность некритического восприятия антиобщественных норм и традиций, насаждаемых отдельными недисциплинированными солдатами, старшими по возрасту, земляками.

         Хорошо, когда руководители коллективов подразделений держат, как говорят, «на пульсе» этот процесс. Хуже, когда подобные ситуации проходят вне внимания командиров и начальников, тогда возрастает возможность того, что некоторые воины такой неформальной группы с большей настойчивостью и претенциозностью начинают добиваться права на особое положение не только по отношению к своим землякам, но и в коллективе в целом. При этом они опираются на безоговорочную поддержку земляков, основанную на привычке повиноваться старшему, более авторитетному.

         Вот другой пример. В традициях народов Дагестана воспитывать юношей в духе свободы, нетерпимости к насилию, гордости, мужской чести. Поэтому для них подчинение строгому воинскому укладу жизни может быть сопряжено с внутренней борьбой, с более активной, чем у других, деформацией устоявшихся привычек и представлений. Эту особенность необходимо учитывать в воспитательной работе, так, например, как это делает капитан А.Панченко. Рядовые А.Магомедов и Д.Байрамов, будучи дневальными, отказались мыть пол, заявив, что для джигита это позор. Не подействовали на них ни возмущенная тирада, ни уговоры сержанта. А беседа начальника сработала сразу. Вот примерно о чем говорил с ними капитан А.Панченко.

         Он знал, что в горных аулах, откуда призваны А.Магомедов и Д.Байрамов во многом сохранились традиции старых времен, согласно которым поддерживать порядок в доме — дело исключительно женское, не достойное мужчины. Но офицер начал разговор с другого. Он сказал, что горцы дороже золота ценят мужскую дружбу. Тень бесчестья испокон веков ложилась на того, кто, спасая себя, оставлял в беде товарища. Всякий уважающий себя джигит только в безвыходном положении мог позволить, чтобы его ношу в горах взял на себя друг. Пересказав это, привел другой аргумент: разве достойно настоящего мужчины спихнуть свою работу на товарищей по воинскому коллективу? И закончил свою беседу капитан А.Панченко предложением пригласить сюда в подразделение их невест или матерей, чтобы выручить их, выполнить за них работу, которую они считают женской. Солдаты поняли свою ошибку.

         4. Развитие национального самосознания личности. В ходе знакомства с сослуживцами, культурой других народов воин глубже осознает себя как представителя иной, чем окружающие люди, нации. На этой основе в коллективе не исключено возникновение национально обособленных групп по признаку землячества. И хотя не каждая такая группа имеет антиобщественную ориентацию, замечено, что именно здесь чаще всего реанимируются и подогреваются всевозможные национальные пережитки, обычаи и привычки.





         Когда в подразделение приходят молодые солдаты, среди которых несколько человек призваны из одного национального региона, они нередко составляют так называемый земляческий круг. Можно понять стремление земляков держаться вместе. На первых порах такой коллектив в коллективе как бы компенсирует воину его отрыв от дома. Общие темы для разговора на родном языке, общие темы для воспоминаний. Но вскоре обнаруживается и теневые стороны этого союза — стремление к обособленности, отчуждению от остальных воинов в коллективе, элементы круговой поруки. Земляку прощается все. В группе воинов одной национальности могут складываться свои особые нормы взаимоотношений, система круговой поруки, нацеленная на получение их членами определенных послаблений по службе. Иногда такая ситуация выливается в серьезный конфликт.

         В таких ситуациях на практике выясняется, что это прямое попустительство командиров и начальников, которые старались не вмешиваться во внутриколлективную жизнь подразделения, где вырабатывалась и закреплялась система привилегий для одних — членов элитарных микрогрупп и набор самых непрестижных обязанностей для других, занимавших в неформальной структуре коллектива более скромное положение. Так как мигрогруппы были сформированы по национальному признаку, эта несправедливость порождала нездоровую нравственную обстановку, постоянную возможность межнационального конфликта, опасность возникновения на этой основе фактов неуставных отношений. И как итог, в этих условиях приходится немало потрудиться, чтобы оздоровить морально-психологическую обстановку в таком воинском коллективе.

         5. Перенос межличностных конфликтов на национальную почву. Часто бывает так, что, возникнув в сфере личных нравственно-психологических отношений, конфликт, если не получает своего разрешения, начинает углубляться, переноситься на другие области, затрагивать национальные чувства людей, проецироваться на межнациональные отношения военнослужащих.

         …Произошла стычка между двумя солдатами. Оба особым трудолюбием не отличались. Один пытался переложить всю работу на другого, другой хотел того же. Естественно, созрел конфликт. Один грубо оскорбил другого. Начались разбирательства, расследования и т.д.

         Конечно, в жизни всякое может случиться, особенно когда сойдутся два бездельника. Стоит ли придавать этому значение? Но колорит заключался в том, что эти два солдата оказались людьми разных национальностей. И в стычке из-за территории, которую командир приказал подмести, возникли моменты, никакого отношения к мусору вокруг казармы и на плацу не имевшие. Слушая, что выкрикивали те друг другу в лицо, кто-то может сказать, что было проявлено неуважение к нации, было совершено принижение, а то и оскорбление национальных чувств и достоинств.

         Здесь описана ситуация, когда бескультурность перевоплощается в бескультурность межнациональных отношений в коллективе. Совершенно неверно подобные случаи трактовать как проявление национализма или шовинизма, скорее всего, это — обычное хулиганство. Но в том-то все и дело, что в многонациональных воинских коллективах и достижения и просчеты в организации взаимоотношений между военнослужащими имеют окраску межнациональных отношений.